Эрин Гобра!

Сериал "Восстание"/ Rebellion

Британский сериал «Восстание» разворачивается вокруг группы людей, задумавших сделать великое дело – завоевать независимость для своей родины. Главные герои сериала – Патрик Пирс и Джеймс Коннолли, личности очень известные и популярные в Ирландии. Ведь именно они сделали свою страну свободной и подарили ей возможность делать свой собственный выбор. Однако им необходимо слишком много преодолеть для того, чтобы побороть могучую Британскую империю. Сюжет сериала начинается в апреле 1916 года – именно тогда начали присоединяться первые люди к Патрику Пирсу и Джеймсу Коннолли с целью помочь в организации восстания. Людей объединяло общее стремление к независимости страны и созданию Ирландской республики. Ирландия всё-таки обрела независимость, но слишком дорогой ценой.




Оригинальное название: Rebellion
Режиссер: Колин Тиван
В сериале "Восстание" снимались: Майкл Форд-ФицДжералд, Том Тернер
Страна: Великобритания
Жанр сериала: историческая драма
Продолжительность серии: 52 мин.
Сколько серий в сериале "Восстание"?: 5 серий

Смотреть онлайн 3 первые серии можно здесь http://seasonvar.ru/serial-13040-Vosstanie.html

Фильм добыт по наводке доблестного камрада waldgeist_spb

Ойнах в бруге на Толке_3

Прославление невесты
Поднялись и улетели вороны, а гости все еще сидели в молчании, и все сказанное проносилось у них перед глазами, как будто сами они побывали на поле битвы.
Возгласил хозяин: - Наполните чаши!
И очнулись гости, и начали слуги разливать напитки. Читать дальшеCollapse )

Ойнах в бруге на Толке_1

(по мотивам событий битвы при Клонтарфе (1014г.), кабинетки «Бойня на бруге» (октябрь, 2014г.)

Предисловие
Было время, когда в Ирландии правила тысяча королей. По правде говоря, их было может быть и больше, а может и меньше. Это неважно. Были короли, которые правили одним только маленьким племенем, всего в несколько десятков человек. А были и такие, кто правили огромными областями – пятинами, которые потому так назывались, что было их первейших пять: Улад на севере, Коннахт на западе, Мунстер на юге, Лейнстер на востоке, а в центре - Мите. По правде сказать, и пятин не всегда было пять, и называли их по-разному. Но и это неважно. А важно то, что в Мите располагалась королевская столица – Тара. Правда, Тара не была городом, да и вообще там временами никто не жил, но это не важно. А важно, что король, который правил в Таре, считался верховным королем всей Ирландии.Читать дальшеCollapse )

Мистерия "Установление границ внутренней Ирландии", ноябрь 2014г.

Краткий отчет о проведенном Самайне.
Шел снег. Он начал идти еще утром. На самом деле к утру он только замерз и стал снегом, и продолжал идти снегом, а до этого ночью он шел ливнем, а еще раньше, вечером, он полз лохматым сырым туманом. Но к утру замерз и пошел снегом.
Канун Самайна. Лес, промокший насквозь под ледяным дождем, укрывался мягким одеялом пушистого снега. Шел снег. Шли мы, те, кто собрался встретить ночь Самайна в лесу, в холмах, на былинной речке на Смородинке, у воспетого озера, у ключ-Гром-камня.
Было нас не много и не мало, а всего тринадцать. Но этого мы не знали, пока не грянула полночь, и не вошел в дом Тринадцатый. Впрочем, не буду забегать вперед. Пока еще не наступила полночь, а был день перед ночью, и начало тропы, уводящей в лес. Дважды спросила я тех, кто шел за мной, твердо ли их намерение и не хотят ли они повернуть назад. Но никто не отступил.
На границе леса сказаны были приветственные слова во славу Леса, и Ирландии, и Самайна. Обещала я моему брату Страннику, что зачитаю скелу, написанную им для Самайна, и читала ее вслух на привалах. Но снег падал на бумагу быстрее, чем я переворачивала страницу, и буквы расплывались.
И не спросила я в третий раз моих спутников, не хотят ли они вернуться обратно, потому что, стало мне ясно, что обратная дорога не легче, чем та, что впереди.
Несколько часов шли мы по зимнему лесу в сгущающихся сумерках, по зеленой тропе, по белой тропе, по тропе, что скрыта водой и льдом, по тропе, что проходит по камням ручья, текущего вниз к озеру, по тропе среди рябин с красными ягодами, и по тропе среди высоких елей с темно-зеленой хвоей, вниз по склону холма, и вверх на высокий его гребень. Кованная железная лампа, зажженная мною при свете дня, все ярче светила пока сгущались сумерки, и освещала нам путь в темной ночи, когда наконец достигли мы дома на вершине холма, где нас ждали, чтобы начать празднество Самайна.
Лес был добр к нам. Нашлись в лесу и дом, готовый принять путников, и дрова для костра, и вода в озере. А мясо и пиво, яблоки и пироги, музыку и веселье, огонь и слова – все это мы принесли с собой.
Каждый из пришедших назвал свое имя, потому что нельзя в ночь Самайна допускать к огню безымянных, и последним сделал это Тринадцатый, тот, что пришел в ночи.
Когда же разгорелся огонь и в печке, и в очаге, когда свинина забулькала в котлах, распространяя запах сытной еды, когда вознесены были хвалы уходящему году, и каждый из собравшихся нагадал себе счастье на будущий год, по размеру куска мяса, выловленного в общем котле острым ножом, тогда встал наш Финтан-мудрец, знаток всего, что было и будет в Ирландии, и сказал:
- Время пришло! Пришло время вспомнить, зачем мы здесь собрались, время раздать камни пятин Ирландии в достойные руки, и выйти в ночной лес к ключ-Гром-камню, и установить там пять камней Ирландии.
Не будет в моей сказке названо имен тех, кто стал Хранителями пяти камней. Но тринадцать были свидетелями, и они знают. Я же скажу, что не было недостойных среди тех, кто принял в свои руки камни Ирландии, пять камней пятин и шестой – камень фениев.
И пять камней было установлено у ключ-Гром-камня, и ушли в землю. А где установлен шестой, то знает лишь Хранитель камня фениев, и не спрошу я его об этом.
Лес был добр к нам. Он принял наши подношения и наши обеты. Отныне и навсегда среди зеленых холмов Ингерманландии будут стоять камни пяти пятин ирландской земли, и один, тот, что скрыт.
Мало что могу я добавить к этой сказке. Был ойнах, и были в нем и речи, и музыка, и песни, и пляски в ночи у костра. Тепло нам было в эту ночь. Когда же утром уходила я из дома на холме, первая из собравшихся, впереди меня по свежевыпавшему снегу вилась цепочка узких женских следов, которую перекрывали следы когтистых лап, хотя никто из нас еще не выходил на тропу этим ясным утром нового года.

Самайн!

Дорогие друзья! Если вы собираетесь принять участие в самайнском обряде «Установление границ внутренней Ирландии»,
то просим сообщить/согласовать это с мастерской группой: Лустберг, Зотов, Крапивница.
Мистерия пройдет
в ночь с 8 на 9 ноября,
в полнолуние, на Карельском перешейке, в ноябрьском лесу. Читать дальшеCollapse )

Примеры ирландской риторики

Битва
Тут двинулись один на другой два строя войска. Воистину жестоким был натиск с обеих сторон. Ужасно было смотреть на облака мела и извести, вздымавшиеся со щитов воинов, когда ударялись о них мечи и острия копий да дротиков, посланных руками героев. Дробились и лопались шишки щитов от ударов мечей и камней, ужасен был гром воздетого оружия и потоки да струи крови и сукровицы с тел воинов и разбойников. Читать дальшеCollapse )

Пророчество для Бриана Бору

Мне сегодня привиделась греза о воронах ночи,
мой король, подожди, не спеши скакуна оседлать.
Ветер с севера страшное голосом низким пророчит,
мой король! Погляди же, как конь закусил удила
И не рвется на битву, как часто с ним раньше бывало,
и глаза опускает твой верный доселе фианн.
Слышишь, северный ветер ворвался в старинные залы...
Не спеши к полю брани, верховный владыка Бриан!
Ты любимец богов, тебя ворон крылами обнимет,
но лишь Деве известно, чего пожелает взамен.
Твоя леди-жена предала твое доброе имя,
и бесчинствуют в Мюнстере викинги с острова Мэн.
Ты женился на ней не от страсти, что сердце тревожит,
а чтоб мир принести иссеченной войною земле.
Как была холодна она, и на пиру и на ложе,
чернокосая дева, коварная леди Гормлет!
О верховный король, побегут за тобою по следу
волки осени поздней, их тени скользят по скале –
Ты любимец богов, и они тебе прочат победу,
но мне нынче пригрезилось - в битве тебе уцелеть
Не случится, так мне поутру рассказали их знаки,
в них лишь пепел и небо, да кровь многочисленных ран.
Видишь к темной земле приклонились тяжелые злаки...
Не спеши к полю брани, верховный владыка Бриан!
Не спеши проскакать по полям обездоленной Эйре,
чтоб сразить бойцов Ситрика, бросив тела их в траве.
Ты останься, отправив на битву достойных и верных,
и оставь при себе нынче старших своих сыновей.
Наточите клинки, ожидая урочного часа,
чтоб предателей чести за все их дела покарать –
Накормить воронье Девы Битв остывающим мясом,
когда верно судить и казнить их настанет пора.
Лишь тогда приклони к алтарю перед боем колено,
воззови к справедливости леди Туат Данаан.
А пока путь твой пахнет лишь сыростью, болью и тленом.
Не спеши к полю брани, верховный владыка Бриан!
http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=473063
автор: Кейтлин

Шутка-загадка: откуда текст и какое отношение он имеет к Битве при Клонтарфе?

Он пошел и ударил в горбатый щит.
Горы и скалы откликнулись.
Гул прокатился по лесу;
вздрогнули серны на оленьем озере.
Курах спрыгнул со звонкой скалы и Коннал, копьеносец кровавый.
Высоко вздымается снежная грудь Кругала.
Сын Фави уже не преследует лань темно-бурую.
"Это щит брани", сказал Роннар.
"Это копье битвы", сказал Лугар.
Сын моря, надень доспехи! Читать дальшеCollapse )